МУНИЦИПАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
«Дом культуры п.Пелым»
Мы работаем, чтобы радовать людей

Отзыв о книге Дэниела Киза «Цветы для Элджернона»

cveti dlyaОбычно я выбираю книгу для чтения, полистав её. Я не смотрю на название и на автора. А смотрю, зацепится ли взгляд за какую-то фразу. Если этого не происходит, то книга отправляется назад, на библиотечную полку. В этот раз, находясь в командировке, решила скоротать время, порывшись в книгах у сына. Выбрала две для просмотра: Сэлинджер « Над пропастью во ржи» и интеллектуальный бестселлер Дэниела Киза «Цветы для Элджернона». Сэлинджера отмела сразу из-за мелкого шрифта. Раскрыла бестселлер (не люблю этого слова, так как не всегда оно соответствует этому понятию. Да ещё и «интеллектуальный».…) В последнее время таких «бестселлеров» развелось великое множество, прочитав которые не помнишь ни имени автора, ни названия книги.

Меня, как учителя, сразу же покоробило огромное количество ошибок: и орфографических, и пунктуационных. Что это? Как можно печатать такое? Сначала подумала, что это типографский брак. Полистала, убедилась, что дальше в книге всё правильно набрано. Почему же такое начало? Открыла первый лист, начала читать, и поняла, что никакой это не типографский брак. Это «атчёты» Чарли Гордона, тридцатидвухлетнего мужчины со страшным диагнозом «умственно отсталый». Мы, в лучшем случае, проходим мимо этих людей, но чаще всего осуждающе смотрим на родителей такого ребенка («это они сами виноваты») или брезгливо отстраняемся от общения с ними. Книгу прочитала за день, не могла оторваться. Не поехала, как планировала, в город. Закончила читать и вспоминаю героя этого рассказа уже не один день. Давно меня так не волновали книги, да что говорить, вспоминая всё прочитанное, не могу назвать ни одной, которая   бы так повлияла на меня. Что такого поведал нам Дэниел Киз в своем рассказе, что получил премию «Хьюго» в 1960 году и «Небьюла» в 1966 году?

Чарли Гордон живёт в своем маленьком мирке, работает в пекарне, выполняя посильную работу. Родителей своих не помнит, дядя Герман умер, перед этим попросив хозяина пекарни присмотреть за парнем, когда он останется один. Чарли рад всем: и тем, кто его жалеет, и тем, кто смеётся над ним, принимает их веселье за проявление дружелюбия. Он очень хочет стать умным. Поэтому он приглашен для участия в научном эксперименте, который ранее был проведён на лабораторной мыши Элджерноне. Чарли ходит на занятия в колледж для умственно отсталых, где его поддерживает мисс Кинниан. Кроме неё, с жалостью к нему относится и хозяин пекарни, мистер Доннер. Вот и все люди, которые видят в Чарли человека, а не «овощ». Но когда эксперимент удается, от Чарли отворачиваются не только его «друзья», но и Доннер. Люди боятся внезапной перемены, произошедшей в нем. Они не понимают парня, даже боятся, а Джимпи, обман которого обнаружил внезапно Чарли, даже ненавидит. Все его бывшие сослуживцы отказываются с ним работать, и Доннер вынужден отказать ему в работе. А Чарли только сейчас начинает понимать, как здорово быть умным. «Почти все свободное время я теперь провожу в библиотеке, глотая и впитывая в себя книги. Круг моих интересов достаточно широк: Достоевский, Флобер, Диккенс, Хемингуэй, Фолкнер - любые романы, которые попадаются под руку. Мой голод из тех, что нельзя насытить». Постепенно Чарли становится умнее даже тех профессоров, которые проводили с ним эксперимент. Но …Элджернон умирает, и неизвестно, что будет с самим Чарли.

Конец книги приводит в шок. Мы так любим хэппи-энды, что не желаем мириться с реальностью. Мы не хотим сталкиваться с трудностями, принимать участие в решении чьих-то проблем (многие из нас). Не всегда понимаем даже близких, иногда отказываемся от родных, попавших в беду людей. Так поступили и родители Чарли, когда родилась Норма – «нормальная» девочка, не желающая, чтобы её дразнили из-за брата. И если отец видел, что происходит с сыном, и понимал бесплодность попыток психологов, психиатров, то мать Чарли никак не хотела смириться с бедой. Но как ни странно, именно она отправила сына в интернат для умственно отсталых и легко поверила в его смерть. И именно она готова была убить своего мальчика, чтобы создать себе и своей семье «нормальную» жизнь. Наверное, не зря автор наказывает её: в старости, когда поумневший Чарли находит свою мать и сестру, она находится в каком-то своем мире, не узнавая ни сына, ни дочь. И отец, который живёт отдельно от жены и Нормы, не узнает Чарли, а сын не может открыться ему, да не видит необходимости в этом спустя столько времени. Жутко представить себе чувства маленького ребёнка (пусть и не слишком умного), когда он слышит слова матери о том, что он не нужен, что ему лучше умереть. Что чувствовал он, оставшись в интернате, среди таких же обездоленных, таких же обиженных судьбой детей, где он рос и пытался понять, за что его так наказала судьба? Неправда, что умственно отсталые люди не могут чувствовать, не могут переживать, по крайней мере, я себе это теперь так представляю. Мне не хочется верить, что Чарли - «овощ». Он «человек. которому Господь дал так мало, но делает куда больше, чем люди с мозгами, которые не знают, как ими пользоваться».

Не менее трудно представить себе мысли Чарли, когда он понял о провале эксперимента. Как живут люди, зная, что всё, о чём мечтали, рушится медленно и неотвратимо? Как сохранить человеческое достоинство, зная о неминуемом? «Если бы мне удалось удержать хоть часть того, чем я еще владею! Боже, не забирай от меня все!»

Эта книга – фантастика. Но так хочется, чтобы ученые нашли способы, как помочь таким людям!

Т.В. Коваленко